Беседы с Джедом №1 (ЛП) - МакКенна Джед - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Джед МакКенна

Беседы с Джедом № 1

Ни одна проблема не устоит под натиском мысли.

Вольтер

1. Беда с пальчиками

Сколько бы тебе было лет, не знай ты, сколько тебе лет?

Сэтчел Пейдж

(Джед и Дуглас расположились друг напротив друга. Дуглас, тридцати лет, сидит со скрещёнными ногами и босой. Мы присоединяемся к ним в середине разговора).

Дуглас: Но я хороший человек. Я не делаю никому больно, жертвую на благотворительность, хожу в церковь. Неужели это совсем не считается?

Джед: Я бы сказал, что это неплохой вопрос для изучения в процессе духовного самопереваривания [autolysis]. С него хорошо бы начать.

Дуглас: Что? Засчитывается ли хоть как-нибудь, что я хороший человек?

Джед: Засчитывается ли хоть что-нибудь хоть в чём-нибудь. Спроси себя, что ты имеешь в виду под этими словами. Засчитывается что? Засчитывается кем? Что это за сущность или организация, присматривающая, как ты думаешь, за тобой? Для кого ты устраиваешь представление? Кто твоя аудитория?

Дуглас: Вы спрашиваете меня?

Джед: Я предлагаю тебе спросить самого себя.

Дуглас: Бог? Карма? Я не знаю.

Джед:Я знаю, что ты не знаешь, но ты не знаешь, что ты не знаешь. Это один из примеров работы теневого демона. Ты погружён в тени, и тебя дурачит твой же ум. Ты видишь размытые очертания, а твой ум интерпретирует их как настоящие предметы. Вот для чего нужен процесс духовного самопереваривания — пролить свет на эти области тьмы в твоей вселенной, где, как тебе видится, что-то прячется, и увидеть ясно, что там ничего нет, и, кстати, никогда и не было.

Дуглас: И чем это поможет?

Джед: Пролить свет на свою внутреннюю вселенную — это… Ты правда хочешь заставить меня это произнести?

Дуглас: Произнести что? А, просветление? Ну да, хорошо, извините, я понял. Так как это делается? Просто начать писать? Или я записываю вопрос и пытаюсь ответить на него или как-то так?

Джед: Делай, как получится, как можешь, письменно или устно, как тебе удобнее. Придай этому какой-то контекст и подтекст. Пиши, будто пишешь самому себе в прошлое или своему ребёнку в будущее. Записывай это как проповедь или речь. Пиши мне, Кришне или своей покойной матери, всё равно, лишь бы это помогло тебе сосредоточиться.

Дуглас: Значит, как дневник?

Джед: Если бы я хотел, чтобы ты обратился к своим чувствам, то предложил бы вести дневник, но мне наплевать на твои чувства и тебе тоже должно быть наплевать. Я предлагаю тебе полностью задействовать свой мозг и заставить его наконец работать на тебя. Твоя способность думать — это твой самый главный актив, а ты даже не знаешь, как это делается. Без обид, ты не виноват. Твоя единственная надежда на пробуждение зависит от твоей способности думать, а не от способности исследовать свои чувства, посвящать себя гуру или проявлять сострадание. Ты должен думать ясно и холодно, и никто не сделает это за тебя. Есть миллион способов уверовать в своё пробуждение, и ты можешь даже убедить в этом других, потому что, чёрт возьми, да что они знают, но есть только один путь из царства сновидений, и он зависит от силы сосредоточенного ума.

Дуглас: У вас это звучит, будто речь о войне какой-то.

Джед: Не о какой-то, а о единственной войне. Внутреннее противостояние тьмы и света — это единственная настоящая война. Всё остальное просто кукольное представление и театр теней. Твои глаза плотно зажмурены, и ты видишь мир, как смутные пятна света и тьмы, видимые сквозь закрытые веки. Ты ничего не можешь увидеть ясно, поэтому просто гадаешь, что там происходит. В этом нет ничего плохого или злого, это просто способ жить с закрытыми глазами. Но теперь мы говорим о том, чтобы пойти внутрь и осветить это место, разрушив тьму светом, разрушив невежество ясным видением. Смотреть на всё, видеть всё, не верить ни во что. Это возможно, но это процесс. Естественно, в итоге ты станешь совершенно другим существом в совершенно другом мире.

Дуглас: Просветлённым.

Джед: Без этого слова никак не обойтись. Вот ещё один способ сказать то же самое: придя ко мне, ты просишь отсечь тебе голову, но я не могу отсечь её для тебя. Только ты сам можешь это сделать.

Дуглас: А если я не хочу отсечения моей головы?

Джед: Тогда не отсекай. Но в этом случае ты говоришь совсем не с тем человеком. Я обучаю декапитации самого себя. Это всё, что у меня есть.

Дуглас: Говорят, это хорошо — иметь специализацию.

Джед: Мудрые слова.

Дуглас: Я ещё не уверен, что ищу именно это.

Джед: Я уверен, что это не то, что ты ищешь, но это то, что ты нашёл. Обращай внимание на подобные вещи.

Дуглас: Вы говорите, что?..

Джед: Я говорю, что ты можешь узнать, как открыть глаза и искать самостоятельно, потому что на любой твой вопрос у меня всегда один ответ. Спроси у меня, который час, я отвечу — время открывать глаза.

Дуглас: И духовное самопереваривание сделает это?

Джед: Это сделает думание, но начать должен ты — выработав в себе сосредоточенность и воспламенив намерение. Вот с этим и поможет процесс письма. А потом сосредоточенность и намерение помогут усилить самопереваривание, они будут подпитывать друг друга, и затем ты по-настоящему совершаешь настоящий шаг, а путь к пробуждению никогда не бывает чем-то большим, чем следующий шаг. Дальше.

Дуглас: И вы полагаете, мне именно это следует делать?

Джед: Нет, я думаю, тебе следует завести семью и быть христианином, или буддистом, или заняться чем-нибудь ещё безопасным и забыть обо всех этих штуках с пробуждением. Это жизнеотрицающее занятие. Какой в нём смысл?

Дуглас: Но вы же учитель просветления.

Джед: Ага, вроде того, но что если бы я обучал накрыванию гранат своим телом? Это не значит, будто я считаю, что каждый должен пойти и всё время прыгать на гранаты. Накрывание собой гранаты — очень ограниченная область деятельности при очень специфическом стечении обстоятельств, и лишь очень немногие люди могут столкнуться с необходимостью даже просто увидеть это. По крайней мере, я так надеюсь. Мир был бы довольно поганым местечком, если бы всем был нужен учитель накрывания собой гранаты.

Дуглас: Никогда не встречал такого учителя, как вы. Вы очень странный.

Джед: Ха! Ты думаешь, я странный? Тебе нужно увидеть мои пальчики на ногах.

Дуглас: Зачем? У вас странные пальчики?

Джед:У всех пальчики странные. Давай не будем начинать. Не обращай внимания, извини, что я заговорил об этом. Просто это моя собственная маленькая страшилка. Наверняка у каждого есть свои больные темы. Одни говорят о том, как покончить с голодом или установить мир во всём мире, а другие — о пальчиках на ногах. Нет, правда, давай не будем.

Дуглас: Ладно.

Джед: Нет, ну в самом деле, серьёзно, что, чёрт возьми, это такое? Съёжившиеся маленькие пальцы ног, правильно? От них никакого вреда, они выглядят уродливо, они чертовски болят, когда ударишься, их непросто содержать в приличном виде, и, хотя мои довольно красивы, у большинства людей они абсолютно отвратительные.

Дуглас: Хорошо, хорошо, извините, что спросил.

Джед:Твои отвратительны. Посмотри на эти глупые штучки. Серьёзно, ты когда-нибудь задумывался о пальцах на ногах? Может, тебе с них начать своё самопереваривание? Призадумайся обо всех этих пальчиках. Пальчики?! Ну ладно, я понимаю, когти — они хоть зачем-то нужны, верно? Карабкаться, копаться, защищаться или что угодно ещё, но зачем нужны пальчики? Низачем. Они просто расположены здесь и выглядят нелепо. Ах, извините, они загибаются. Ух ты, как это прекрасно.